26.04.2017   |   Сергей Буков: «Одного дурака в семье достаточно» / Приамурские ведомости

Сергей Буков: «Одного дурака в семье достаточно» / Приамурские ведомости

Помните у Высоцкого: «Я, конечно, вернусь — весь в друзьях и в мечтах, — я, конечно, спою — не пройдёт и полгода». Вот и актёр Сергей Буков, уехав из Хабаровска прошлым летом, взял и вернулся в город, где его ценила и любила публика.

И, думается, не пожалел об этом. Главные роли на сцене Хабаровского краевого музыкального театра посыпались одна за другой. Блеснул он и в капустнике, посвящённом Международному дню театра.

— Я люблю быть востребованным, — говорит Сергей Буков.

 

«Когда работы нет, сразу начинаешь закисать, появляется неудовлетворённость собой и всем».

Артист всегда должен быть в тонусе. Тем более, что в музыкальном театре появилась новая энергия, что не может не радовать. Сменился директор, есть сейчас здесь художественный руководитель и главный режиссёр.

Раз аншлаги, значит, спектакль удался

— Слышал, что именно главный режиссёр Алексей Серов позвал вас обратно в музыкальный театр…

— С Алексеем Эдуардовичем мы раньше уже успели плодотворно поработать, когда он ставил в Хабаровске «Подлинную историю поручика Ржевского» и «Севастопольский вальс». Работать с ним мне нравится, поэтому я с удовольствием вернулся. А до этого мы с женой (супруга Букова — актриса Рената Хазиахметова. — Прим. авт.) несколько месяцев служили в моём родном городе Новосибирске в «Первом театре». Но обстоятельства сложились так, что мы вновь в Хабаровске.

— Приехал Сергей Буков и сразу попал в «Ночь измен, или Любовный покер», где вам была отведена роль Коли Иванова — одного из главных героев. Говорят, что в театре ещё до премьеры вокруг этого спектакля было много жарких споров?

— Я ехал специально на этот проект. Мне всегда нравятся эксперименты. А разговоров вокруг «Ночи измен» действительно хватало — и театральных, и околотеатральных. В том числе и по поводу музыки… Кто-то даже говорил: музыкальный театр скатился до попсы. Советую таким людям сходить на концерт того же Лепса и посмотреть, как он два часа выкладывается на сцене. Другое дело, что можно любить эту музыку или не любить — это личное дело каждого. Мы же попытались вплести музыкальный материал так, как будто эти песни написаны именно для нашей пьесы. И ещё. Вовсе ведь не обязательно людям в театре нагружаться какими-то проблемами или философскими вещами. Можно просто прийти и отдохнуть. Думается, аншлаги в зале показывают, что спектакль получился. А насчёт эротики… Куда же мы без неё?! Она преследует нас повсюду.

«Знал, что не утону»

— Хабаровские зрители вас знают не только как актёра музыкального театра. Во время своего первого приезда в Хабаровск вы играли и на сцене драмы…

— Да, работал как бы на два дома. По образованию я ведь драматический артист. В театре драмы мне было тоже интересно. Там хорошие ребята, есть, у кого поучиться. У того же Димы Кишко, Евгения Монолатия и других. Там тоже были значимые роли — Фигаро, Витёк в «Козлёнке в молоке», понравилось работать с Эдуардом Радзюкевичем, который ставил у нас «Новый год Forewer». Если пригласят в драму сыграть в каком-нибудь спектакле, с удовольствием соглашусь. Но работать хочу именно в музыкальном. Просто всегда хочется учиться чему-то новому. А музыкальный театр это ведь такой большой организм с оркестром, балетом, хором… Бывают спектакли, в которых участвуют в общей сложности до ста человек!

— Помните, когда впервые переступили порог театра?

— Ещё бы не помнить. Ведь наш первый приезд в Хабаровск совпал с наводнением в 2013 году. Нам говорили: «Куда вы едете? Там же всё затоплено». Но я по жизни не боюсь никаких катаклизмов. Тем более я ведь ехал в театр, где меня ждали, а всё остальное уже не важно. Знал, что не утону (улыбается). Кстати, до Хабаровска я работал в академическом театре имени Кольцова в Воронеже. И приехал туда тоже не в лучшее для города время: там вовсю горели поля, особенно досталось гречишным. Представляете, приходим в магазин, а там гречка и курица по одной цене — 150 рублей.

Но я немного отвлёкся. Первым спектаклем на сцене Хабаровского музыкального театра стал спектакль «Стаканчики гранёные», потом были «Венские встречи», «Подлинная история поручика Ржевского», «Севастопольский вальс», «Две стрелы». Роль Ушастого в «Двух стрелах» по мотивам пьесы Володина, за которую я удостоился губернаторской премии, пожалуй, самая любимая. В спектакле поднимаются близкие мне и вечные темы — он о дружбе, предательстве, несправедливости… Эта постановка, считаю, про нашу сегодняшнюю жизнь. Кстати, к «Двум стрелам» Владимир Борисович Оренов специально попросил Юлия Кима написать песни и музыку, что, безусловно, украсило спектакль.

«Нежелательно работать с супругой в одном театре»

— Сергей, а вы вообще с детства хотели стать артистом?

— По правде говоря, я мечтал стать военным, как мой папа. Хотя интерес к театру был. Не случайно же я записался в театральный кружок. Так что к окончанию школы передо мной стояла дилемма: поступать в военный институт или театральный? Когда же я задал этот вопрос отцу, он вдруг сказал: «Хватит одного дурака в семье — поступай на артиста». Я уже спустя годы понял, что тогда в армии было сложно — у офицеров забрали льготы и пайки. Папу это страшно обидело. В итоге поступил в Новосибирский государственный театральный институт. После его окончания попал в Челябинский ТЮЗ, где за два года сыграл много разных сказок. Затем был Воронеж. Так судьба до Хабаровска довела.

— Интересно, а где вы познакомились с будущей женой Ренатой Хазиахметовой?

— В Челябинске мы вместе работали в ТЮЗе. Там и признался ей в любви. Но Рената тогда не ответила взаимностью. Потом я уехал в Воронеж. А где-то через год она мне звонит сама. Говорит, что сейчас находится в Москве, ходит по кастингам… А на Новый год Рената неожиданно приехала ко мне в Воронеж. Вот тут уже всё закрутилось, понеслось…

— Два актёра в семье — это немного?

— Здесь есть как свои плюсы, так и минусы. Мы твёрдо уяснили, что главный в театре — режиссёр. Поэтому хочешь — не хочешь, а его задачи надо выполнять. Безусловно, друг другу что-то подсказываем. Удобно, что можем помогать друг другу текст учить или танцы какие-то дома повторять.

 
«Нельзя работать с супругой в одном театре. Потому что сразу другое отношение и к профессии, и к жене, как партнёрше».
 

Но знаете, есть такая профессиональная зависть: у кого-то больше ролей, у кого-то меньше. И как бы ты не утешал себя, что это, мол, не главное, оно всё равно есть и где-то в подкорке гнетёт. Так что семья меня вполне устраивает, но работать в одном театре нежелательно. Мы, правда, это попробовали, но больше не будем (улыбается). Так будет лучше для всех — и для театра, и для семьи. Но вот в какой-нибудь антрепризе с Ренатой сыграть бы не отказался.

— Сергей, и последний вопрос. Анатолий Карпов когда-то говорил: «Шахматы — моя жизнь, но моя жизнь — это не только шахматы». Немного перефразируя это фразу, хочу узнать: чем увлекаетесь вы помимо театра?

— Люблю лепить клоунов из глины. Мне однажды даже предлагали сделать выставку. Но дело в том, что я их фотографирую, а потом раздариваю друзьям. Прошлым летом увлёкся резьбой по дереву. Это успокаивает и мысли приводит в порядок. А ещё я люблю играть в футбол. До 16 лет им даже профессионально занимался. Но потом поступил в театральный институт и на футбол времени не осталось. Тем не менее, спортивную форму продолжаю поддерживать.

Беседовал
Дмитрий ИГОЛИНСКИЙ

Фото из спектакля "Венские встречи"
Фотограф Игорь Чураков


Артисты-вокалисты